Главная » Файлы » Публикации » Ежемесячная газета

Библиотечный вестник №1 2016 г
[ Скачать с сервера (160.0Kb) ] 10.02.2016, 12:54
Эрнст Теодор Амадей Гофман лишь в весьма зрелом возрасте заставил говорить о себе, хотя и считался в детстве музыкальным вундеркиндом, а на двадцать первом году жизни уже держал в ящике письменного стола два пухлых романа собственного сочинения. Ему было 27 лет, когда вышла в свет его первая публикация, после чего пришлось ждать еще шесть лет, пока в 1809 году «Кавалер Глюк» не ознаменовал собою его подлинный литературный дебют. С ранних лет он мечтал о жизни в искусстве, однако недостаточно сделал для того, чтобы воплотить свои мечты в жизнь. Ему надлежало пойти против обычаев своей семьи, но на это ему не хватило решимости. Теша себя мечтами о бегстве к свободе, он в конце концов послушно пошел по пути, который должен был привести его под «хлебное дерево» профессии юриста. Однако он шел по нему с предубеждением, ограничивая, сдерживая себя. Долгое отсутствие внимания к нему не избавило его от повседневной рутины. Но этот подвижный, чрезвычайно возбудимый, человечек маленького роста умел ждать, не отказываясь от задуманного. Будучи слишком нетерпеливым, слишком требовательным, чтобы испытывать чувство удовлетворения, ему поневоле приходилось овладевать умением быть неторопливым.
Ему было уже под сорок, когда долго сдерживаемые музыкальные и литературные фантазии прорвались наружу. Прошло всего несколько недель, и о нем заговорила вся литературная Германия. Его опера «Ундина» была поставлена на берлинской сцене. На вершине своей славы он удивленно протирал глаза – не мерещится ли ему все происходящее? Он продолжал творить, однако для этого ему требовалось все больше и больше вина. Он любил жизнь и умер, протестуя против нее. После смерти его быстро забыли в Германии – как писателя, время которого прошло. Зато во Франции его слава продолжала расти. Там Гофмана уже в те времена считали, наряду с Гете, главнейшим представителем немецкой литературы. Лишь в начале ХХ века, под влиянием интереса, проявленного экспрессионизмом и экзистенциализмом к безднам человеческой души, звезда Гофмана вновь взошла на немецком литературном небосводе.
Однако, его в отличие от других классиков, никогда не удавалось мерить мерками одной задачи, одной миссии, одной философии, одной системы. На него навесили – то ли восхищаясь им, то ли умаляя его – ярлык: «Поэт неукорененной духовности».
И действительно, Гофман мало заботился о том, чтобы пустить корни, и над теми, кто всегда норовит укорениться, вдоволь посмеялся в своей сказке «Королевская принцесса». Он считал, что «нет ничего скучней, чем, укоренившись в почве, держать ответ перед каждым взглядом, каждым словом».
Он не был «укоренен» в семье: влияние матери и отца сказывалось слабо, а направлявшие его общественные силы проникали в него недостаточно глубоко – у него оставалась свобода действия. Он в совершенстве овладел искусством «как будто» и стал решительным противником «или - или», избегая любой исключительности, касалось ли это притязаний на него искусства, идеологии, семьи, государственной службы или политики.
Он не был «укоренен» ни в литературе, ни в юриспруденции, ни в музыке, ни в живописи. И за это он заплатил дорогой ценой: нигде не принимали его вполне всерьез. Он компенсировал это тем, что и сам не принимал ничего всерьез. По этой причине он не снискал авторитета у сильных мира сего. Гете судил о нем точно так же, как и министр прусской полиции Шукман, считавший его «кутилой», который работает главным образом ради возможности оплачивать свое времяпровождение в кабаках. Но Гофман не хотел «держать ответ» ни перед кем, особенно за то, что касалось искусства и свободы творчества. Вопреки духу своего времени (и нашего тоже) он избегал и языка сердечных излияний, и тенденциозного морализаторства. Находясь между внутренним миром и миром внешним, противостоя требованиям как задушевности, так и политики, литература у Гофмана сохраняет масштаб общественной игры – а это весьма знаменательно для людей нашего времени, которые воспринимают литературу (может быть , ложно) как терапию, как миссию или как исповедание веры.
Библиотекарь
Варавва А. Н.

Библиотека приглашает: Рюдигер Сафрански «Гофман» из серии биографий «Жизнь замечательных людей»
Категория: Ежемесячная газета | Добавил: библиотекарь | Теги: Э.Т.А. Гофман
Просмотров: 61 | Загрузок: 1 | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]